Франц Мацка

0
23

Относительно даты смерти оружейника до недавнего времени имелись расхождения: в советских печатных источниках указывался 1906 год., в российских — 1907-й.

К счастью, в Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга и римско-католическом храме св. великомученицы Екатерины сохранились важные документы.

Согласно исследованиям И.Б. Беляева, оружейник Ф.О. Мацка скончался 17 сентября 1907 г. в возрасте 48 лет от атеросклероза и отпет 21 сентября в костеле св. Екатерины на Невском проспекте.

В метрической книге храма сделана запись: «Похоронен после отпевания Кс. Буевичем 21 сего Сентября в Санкт-Петербурге на Успенском кладбище». По сведениям О.А. Егорова со ссылкой на «Алфавит усопших, похороненных на городском Успенском кладбище Санкт-Петербурга», хранящийся в ЦГИА (СПб.), Мацка был погребен 23 сентября 1907 г.
 
ГРАЖДАНИН АВСТРО-ВЕНГЕРСКОЙ ИМПЕРИИ

В отечественных охотничьих изданиях Мацку называли то Францем, то Федором. В общении с нашими заказчиками оружейник именовал себя на русский манер Федором Осиповичем. Так, на медной дощечке его мастерской было начертано: «Ѳедоръ Осиповичъ Мацка, оружейный мастеръ».

Но на частях оружия он всегда подписывался «Ф.О. МАЦКА». Стало быть, официально в России он носил имя Франц Осипович (Франц до революции писали через Ф, а Федор — через Ѳ, т.е. фиту). И на прейскурантах и торговых счетах мастер величается Францем Осиповичем.

Заказчики отмечали бескорыстность оружейника, не свойственную большинству иностранных торговцев и ремесленников, работавших в России в отраслях кустарного промысла.

Например, при обсуждении заказа Мацка объяснял, что выполнение того или иного требования может напрасно удорожить изделие, не улучшая его эксплуатационных качеств; за мелкие переделки плату он не брал, в придачу иногда дарил футляр или ящик, а владельцу советовал, как обращаться с ружьем, чтобы его не испортить и т. п.

 

Курковое ружье № 113: калибр 16-й, масса 3 кг, общая длина 1200 мм, длина стволов 775 мм. ИЛЛЮСТРАЦИИ ИЗ АРХИВОВ АВТОРА И И.Б. БЕЛЯЕВА

В Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга сохранилось несколько прошений Мацки, из которых можно заключить, что австрийский подданный грамотно писал и излагал свои просьбы по-русски.

В начале ХХ в. Мацка состоял старшинским товарищем санкт-петербургского иностранного оружейного цеха, а старшиной числился Жан-Мари Лардере, который на русский лад именовал себя Иваном Ивановичем.

Авторы многочисленных публикаций о Мацке, ссылаясь на авторитет Л.П. Сабанеева и
Ю.В. Шокарева, считают, что петербургский штучник приступил к самостоятельной работе в 1883 г., после того как отошел от Н.Ф. Гонно, у которого трудился некоторое время. Архивные документы и сведения из дореволюционных печатных источников  опровергают это утверждение.

По приезде в 1879 г. в северную столицу России австро-венгерский подмастерье нанялся в мастерскую Николя Франсуа Гонно. Дата найма неизвестна, но последующие события показывают, что у французского подданного Мацка задержался недолго, менее двух лет. Этот немаловажный штрих из его биографии, безусловно, свидетельствует о самобытном, сложившемся мастере.

Уже 4 июня 1881 г. 22-летнему австрийскому подданному было выдано свидетельство за № 4538, разрешавшее ему обустройство оружейной мастерской с одним горном. Мастерская, согласно документам, находилась в Графском переулке в доме № 5/18.

На основании этого можно считать абсолютно доказанным, что самостоятельную работу Мацка начал во второй половине 1881 г., а не в 1883-м, как указывают большинство современных авторов. Архивные сведения И.Б. Беляева целиком совпадают с данными «Указателя Всероссийской промышленно-художественной выставки 1882 г. в Москве», где говорится, что «завод существует с 1881 г.».

 

Объявление 1884 г. ИЛЛЮСТРАЦИИ ИЗ АРХИВОВ АВТОРА И И.Б. БЕЛЯЕВА

В июне 1882 г. в связи с очередным переездом Франц Осипович подает прошение санкт-петербургскому обер-полицмейстеру об обустройстве мастерской по новому адресу: Разъезжая, д. № 16, кв. 15.  Десятого июля того же года оружейнику было выдано свидетельство, дозволяющее производство работ в  мастерской.

Рабочая и жилая квартира № 15 представляла собой две комнаты, расположенные на втором этаже в каменном доме. В первой комнате с двумя окнами был установлен небольшой горн, во второй, также с двумя окнами, находилась собственно  мастерская.

Из документов следует, что в 1882 г. в мастерской на Разъезжей улице в д. № 16 у Мацки имелось два подмастерья и два ученика, для проживания которых была выделена отдельная комната с одним окном и «с опрятными постельными принадлежностями».

В 1884 г. Мацка опять переезжает, на сей раз в дом № 12 по Кабинетской улице. Новая благоустроенная квартира находилась на втором этаже в надвратном флигеле и имела шесть комнат: две рабочие (собственно мастерская), одна — передняя, одна — спальная и две для «жилья хозяина».

В мастерской, имевшей два выхода во двор, находился переносной горн. На эту мастерскую 9 ноября 1884 г. Мацке было выдано свидетельство под № 5990. Обращает на себя внимание наличие в мастерской горна, следовательно, здесь можно было осуществлять термическую обработку деталей и другие технологические операции, о чем недвусмысленно заявляет С.А. Бутурлин: «Он прекрасно калит колодки и другие части ружья…».

В 1884 г. у Мацки трудились уже три мастеровых и два ученика. При этом отмечается, что один из мастеровых и два ученика жили в отдельной комнате.

 

ИЛЛЮСТРАЦИИ ИЗ АРХИВОВ АВТОРА И И.Б. БЕЛЯЕВА

ОТЗЫВЫ И ВОСПОМИНАНИЯ

В 1884 г., в период расцвета популярности Н. Гонно, в «Природе и Охоте» появляется статья маститого ружейного автора и критика С.Н. Фольца из г. Гродно, озаглавленная «Кое-что о нашей ружейной торговле и выписке ружей из-за границы»:

«Люди… не желающие мириться с магазинными налогами, имеют, кроме выписки, еще исход: заказывать ружья нашим отечественным мастерам, зарекомендовавшим себя хорошей работой и не раз оправдывавшим оказанное им доверие, как например: Энч в Одессе, Бартельмейс в Риге, Сосновский в Варшаве, Мацка в Петербурге и др. более или менее исправные работники».

Как видим, Фольц вообще не упоминает лучшего оружейника Санкт-Петербурга Гонно, таким образом автор, хотя и косвенно, относит его к категории «более или менее исправных работников», но не безусловно первых. А в числе «зарекомендовавших» мастеров называет Мацку, всего три года работавшего самостоятельно.

Впрочем, мнение С.Н. Фольца о двух самых известных петербургских штучниках расходится с рассуждениями Г.В. Тарновского: «Оружейником в тесном смысле слова, работающим главным образом на заказ, и у которого можно найти ружья только собственной работы, следует назвать Мацку…

Он очень хороший и добросовестный мастер, и ружья его пользуются заслуженно хорошей репутацией, но с Гонно равнять его нельзя» («Приволжский Вестник Охоты», 1890/1891).

А вот В.Г. Лаврентьев в 1-м выпуске своей «Охотничьей библиотеки» 1886 г. написал: «Мацка — ученик и последователь старика Гонно, оружейный мастер, приобретающий за последнее время все большее расположение среди охотников Петербурга, изготовляет весьма хорошие ружья типа Перде и других с лучшими английскими и французскими стволами по желанию и заказу».

Когда в 1904 г. некто В. Мертц попросил А.П. Ивашенцова подсказать, к кому из оружейников обратиться с заказом бескурковой двустволки 20-го калибра с замками Скотта, специалист ответил: «Если бы я заказывал для себя, то, конечно же, избрал бы Фр. Ос. Мацка, после него — Форда, а затем Франкотта или Лебо» («Псовая и ружейная охота»).

Как видим, один из лучших отечественных знатоков охотничьего оружия поставил Мацку если и не выше, то вровень с такими производителями, как британская компания «В. Форд» и льежские фирмы «А. Франкотт» и «А. Лебо-Куралли».
 

 

Счет Мацки графу М.П. Толстому, 1899 г. (из архива И.Б. Беляева). ИЛЛЮСТРАЦИИ ИЗ АРХИВОВ АВТОРА И И.Б. БЕЛЯЕВА

КАЧЕСТВО РАБОТЫ. ЗАКАЗЫ. ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТЬ

В заключении Комиссии по результатам экспертизы охотничьего оружия на 2-й выставке Императорского русского технического общества, состоявшейся в 1897 г. в Санкт-Петербурге, говорится:

«Главной отличительной чертой работы этого мастера является исключительно хорошая пригонка частей ружья как металлических, так и деревянных. Точность его работы настолько велика, что ружья лучших английских мастеров скорее уступят ему в этом, чем превзойдут его.

Он прекрасно калит колодки и другие части ружья, а это в связи с великолепной пригонкой и отчетливостью действия частей обусловливает долговечность службы его ружей. Для ружей своих он берет лучшие по материалу и выделке стволы и замки.

Если что и можно поставить в упрек этому мастеру, то это не всегда удачное помещение центра тяжести… и несколько тяжелый общий вид ружья.

Вышеназванные, бесспорно главнейшие для службы ружья качества, в связи с показанным как дробовыми, так и пульными ружьями прекрасным боем и умеренными, сравнительно… с Лебо и Франкоттом, ценами, равно и разумный выбор бескурковых систем, дают, по мнению Экспертной комиссии, Мацке право на получение первой награды — золотой медали Императорского русского технического общества» («Псовая и ружейная охота», 1898).

Некоторые авторы не соглашались с такой оценкой, считая некорректным сравнение изделий ручной работы с ружьями иностранных фабрик:

«Сравнивать высокую ручную работу этого первоклассного мастера, имя которого с гордостью произносят все охотники, имеющие счастливую возможность получить ружье его работы, сравнивать работу г. Мацки с изделиями фабричного валового производства Льежской, Сент-Этьенской и других мануфактур, считаю… невозможным…» (И. Лебедев. О ружьях Коккериль. Ответ С.А. Бутурлину. «Природа и Охота»,  1898).

 

ИЛЛЮСТРАЦИИ ИЗ АРХИВОВ АВТОРА И И.Б. БЕЛЯЕВА

Какие заказы исполнял Мацка? Наряду с изготовлением охотничьего оружия мастер производил более мелкие работы. В объявлении 1884 г. читаем: «… исполняются всякие заказы, касающиеся оружейного дела, а также принимаются починки и переделки по умеренным ценам».

Из прейскурантов Мацки 1899 и 1902 гг. видно, какие виды работ предлагались, сколько они стоили, от каких фирм кустарь получал комплектующие. Например, починка и чистка револьвера стоила не более 1 рубля 50 копеек; починка курка — 6 рублей, а ремонт курка с позолотой — 8 рублей. Находится и подтверждение того, что петербургский штучник занимался пристрелкой штуцеров (но не сострелкой ствольной пары), которая в 1899 г. стоила 25 рублей.  

Другие услуги Мацки: поставка к ружью пары дробовых стволов стали Д. Витворта — 170 рублей; штуцерных стволов стали Д. Витворта  — 200 рублей; поставка пары дробовых стволов дамасской стали Л. Бернара или Т. Кильби — 130 рублей.

Такие же дамасковые стволы, полученные с завода Д. Коккериль или Ф. Круппа, стоили 110 рублей; пара штуцерных стволов от тех же поставщиков — 140 рублей; установка эжекторного механизма — 50 рублей. Стволы специальной стали Ф. Круппа, паянные Т. Кильби, на 40 рублей дороже, чем пара стволов той же стали, спаянных на фабрике Й.П. Зауэра.

По утверждению С.А. Бутурлина, Мацка изготавливал 25 ружей ежегодно, откуда, собственно, и пошла расхожая цифра, более 100 лет кочующая из одной публикации в другую. Но так ли это на самом деле?

Современный исследователь наследия петербургского штучника А. Романов, отталкиваясь от точной датировки некоторых изделий (год завершения заказа на оружии проставлялся на подушке коробки), произвел несложный подсчет.

Получилось, что в разные периоды Мацка собирал неодинаковое количество ружей: тринадцать — в 1883–1890 гг.; двенадцать — в 1891–1897 гг.; девятнадцать — в 1898–1900 гг.

В среднем 14–16 ружей и штуцеров в год, но уж никак не 25, как пишет Бутурлин. Авторитетный профессор сослался на эту цифру, очевидно, со слов самого Мацки: кустарь действительно мог за один из сезонов собрать такое количество ружей. Но это была, если можно так выразиться, одномоментная, но отнюдь не перманентная продуктивность.

 

Cтвольные блоки из английской стали Дж. Витворта сборки Т. Кильби. ИЛЛЮСТРАЦИИ ИЗ АРХИВОВ АВТОРА И И.Б. БЕЛЯЕВА

ВЫСТАВКИ

В 1882 г. Ф.О. Мацка демонстрировал свои изделия на Всероссийской промышленно-художественной выставке в Москве. Это был первый крупный смотр, в котором принял участие 23-летний штучник.

В Указателе выставки говорится, что мастер экспонировал картечницу за 300 рублей, а также ружья ценой 350–450 рублей и «образец пружинного ключа системы Перде со спусками и скобой». Что следует понимать под термином «картечница», не совсем понятно: не указаны ни способ заряжания, ни калибр, ни количество стволов, ни их расположение.

Возможно, «картечница» представляла собой нарезную многоствольную либо одноствольную многоканальную митральезу под патроны центрального боя для стрельбы по стаям крупной сторожкой птицы — гусей, дроф, журавлей.

Вторым смотром изделий оружейника стала выставка «Русское охотничье оружие», устроенная в Санкт-Петербурге в апреле 1886 г. Императорским русским техническим обществом. Внимание общественности к мероприятию было подогрето публикациями влиятельных российских изданий. Газета «Московские Ведомости» в передовице сообщала: «22 апреля в Петербурге открылась выставка охотничьего оружия.

Наибольший интерес… представляют ружья Гольтякова, Лутковского, Мацки и заводов Ижевского, Сестрорецкого и Тульского… Сколько помнится, у нас это первая выставка «русского» охотничьего оружия. Нашлось, слава Богу, что выставить.

Наша оружейная промышленность еще жива, хотя до сих пор она более, нежели всякая другая, испытывает гнет иностранного привоза…» («Московские Ведомости», 1886, № 113).

На этой выставке штучник показал двенадцать гладкоствольных ружей и три штуцера, при этом минимальная цена за ружье с гладкими стволами составляла 320 рублей, средняя — 350 рублей, максимальная — 500 рублей с парой дополнительных стволов.

Кроме готовых ружей, Мацка экспонировал отдельные разработки: «ложу без железных частей, пару замков вчерне, колодки полуобработанные вчерне, спусковые части вчерне, кованые части для ружья».

За выставленные изделия был отмечен высшей наградой — бронзовой медалью с формулировкой «За безукоризненное изготовление дорогих охотничьих ружей центрального боя». Золотые и серебряные медали на выставке не вручались.

 

Благодаря надлежащему уходу, ружья Ф.О. Мацки прекрасно сохранились до сегодняшних дней. ИЛЛЮСТРАЦИИ ИЗ АРХИВОВ АВТОРА И И.Б. БЕЛЯЕВА

Через 10 лет, в 1896 г., в Нижнем Новгороде с 28 мая по 1 октября проходила Всероссийская промышленная и художественная выставка. Какие экспонаты предложил на обозрение публики Мацка на этот раз, сведений нет, но отмечается, что ремесленник удостоен серебряной медали.

Год спустя в Санкт-Петербурге оружейник принял участие во «Второй выставке охотничьего оружия и предметов охотничьего и рыболовного промыслов», организованной тем же Императорским русским техническим обществом.

Мастер показал на ней 16 изделий: пять бескурковых ружей 12-го калибра (№ 102, 164, 171, 200, 206); два бескурковых ружья 20-го калибра (№ 192, 218); шесть курковых ружей 12-го калибра (№ 100, 170, 191, 199, 201, 213); один штуцер 12-го калибра (№ 150) и два экспресса .500-го калибра (№ 183, 185). В заключении Экспертной комиссии указывается, что Ф.О. Мацке вручена золотая медаль.

С 1898 г. ящичные этикетки, бланки прейскурантов и торговых счетов Мацки несли оттиски наград, полученных на этих выставках.

Источник: ohotniki.ru