Конструкторский талант Климова проявился при создании охотничьих ружей

0
21

В ходе освоения и эксплуатации наряду с положительными качествами выявился ряд серьезных, в том числе конструкторских, недостатков, требовавших незамедлительного устранения.

Работы по совершенствованию ружья были поручены А.А. Климову и Л.И. Пугачеву.

В итоге конструкция ружья претерпела кардинальные изменения, повысившие надежность и безопасность и упростившие процесс изготовления.

Кроме того, в ходе этой работы было создано первое в истории завода изобретение, на которое Комитет по делам открытий и изобретений выдал заводу авторское свидетельство. Вся работа завершилась к 1954 году, и новому ружью был присвоен индекс — модель ИЖ-54.

Ружья ИЖ-54 пользовались огромной популярностью среди отечественных и зарубежных охотников как исключительно надежные и безотказные, с высокими боевыми характеристиками.

За 15 лет было изготовлено около полумиллиона ружей, в том числе значительное количество на экспорт, в страны, имеющие развитую оружейную промышленность, такие как Англия, Франция, страны Скандинавии.

В 1956 году на базе одноствольного куркового ружья ИЖ-К Климовым было разработано двуствольное пуледробовое ружье ИЖ-56-1, затем ИЖ-56-3, известное под названием «Белка», пользовавшееся огромным спросом у промысловых охотников. Ружей ИЖ-56 было изготовлено свыше 100 тысяч.

 

Анатолий Андреевич Климов — конструктор-оружейник Ижевского механического завода, создатель популярнейших моделей охотничьих ружей: ИЖ-54, ИЖ-56, ИЖ-59, ИЖ-12, ИЖ-27. ФОТО ИЗ АРХИВА ЕВГЕНИЯ ДРАГУНОВА

В 1959 году завод приступил к крупносерийному производству первого отечественного охотничьего ружья со стволами, расположенными в вертикальной плоскости, модели ИЖ-59, разработанной А.А. Климовым, которое в 1962 году было заменено усовершенствованной им же моделью ИЖ-12.

Ружье ИЖ-12 конструкции А. А. Климова было первым ружьем массового производства, оснащенным интерсепторами (перехватывателями курков).

Во второй половине 1960-х годов в связи с возросшими требованиями к качеству и расширением экспортных поставок возникла необходимость дальнейшего совершенствования ружей этого типа. Имелось в виду улучшение дизайна ружья, придание ему своего облика, отличного от других ружей подобной конструкции.

Кроме того, возникла необходимость в оснащении ружья автоматическим предохранительным механизмом. При создании конструкции необходимо было предусмотреть возможность дальнейшего расширения потребительских свойств: установки эжекторов и односпускового механизма с переключением очередности выстрелов.

Задача была успешно решена: А.А. Климову в тесном содружестве с конструкторами руководимого им бюро удалось создать такое ружье, получившее индекс ИЖ-27. С 1973 года оно пошло в серийное производство вместо ИЖ-12.

В дальнейшем были созданы ИЖ-27-1С (ружье с односпусковым ударным механизмом); с 1976 года было поставлено на производство ружье ИЖ-27Е с эжекторным механизмом…

 

Работа нового оружейного завода начиналась
в деревянных цехах. ФОТО ИЗ АРХИВА ЕВГЕНИЯ ДРАГУНОВА

Надеемся, что предлагаемая подборка воспоминаний ижмеховцев, работавших вместе с А.А. Климовым и близко с ним знакомых, поможет в какой-то мере раскрыть личность этого исключительно талантливого инженера и удивительного человека.

ЧЕЛОВЕК БОЛЬШОЙ ДОБРОТЫ

Много лет я работал с Анатолием Андреевичем, и служебные отношения постепенно переросли у нас в дружеские. Дружили семьями, вместе проводили и семейные, и официальные праздники и торжества. Его доброта покоряла всех.

Меня поражало отношение к нему садовой живности. Синички смело садились на его руки и клевали с ладоней семечки. Они словно чувствовали исходившую от него доброту.

Создатель прекрасных охотничьих ружей, Анатолий Андреевич не был охотником. Несколько раз мы ездили в лес осенью.

Я за боровой дичью, он за грибами и ягодами. Однажды в сосновом бору мы, выйдя из машины, оказались среди моря белых грибов, и надо было видеть, как он ошалело смотрел, приподняв очки, на это изобилие и повторял: «Этого не может быть!» Затем, увлекшись грибами, заблудился, и нам пришлось долго его искать.

 

Мы жили с ним в одном доме, в соседних подъездах, и я часто видел, как он утром с мольбертом шел на высокий берег реки Карлутки рисовать этюды. Художественный вкус сказывался и в его инженерном творчестве.

Ружья ИЖ-54, ИЖ-56-3, ИЖ-12 и особенно ИЖ-27 (в начале производства), созданное в содружестве с дизайнером Сиренем Хузяхметовым, обладали технической красотой. Даже детали механизмов, которые образовывали внешний вид, имели пропорциональное соотношение размеров, строились по законам гармонии и были красивы сами по себе.

Хороший художественный вкус конструктора чувствуется во всех созданных им изделиях. Известно высказывание авиационного конструктора Яковлева, что некрасивый самолет летать не будет. Так и Анатолий Андреевич считал, что только красивое, а значит, и удобное ружье может принести радость охотнику.

 

ФОТО ИЗ АРХИВА ЕВГЕНИЯ ДРАГУНОВА

ДРУГ И НАСТАВНИК

Когда я пришел на завод, Климов работал начальником бюро двуствольных ружей. Многие из руководителей и сейчас смотрят на молодежь как на нечто, создающее шум и неудобство. Но по отношению к Климову этого сказать нельзя.

Анатолий Андреевич рассказал мне о многих вещах, о которых в то время говорили только на кухне. Он скептически относился к идеологическому давлению тех времен. И я, благодаря ему, понял и по-новому осмыслил многие вещи.

Почти всегда Анатолий Андреевич был с книжкой. Особенно любил он таких авторов, как Ильф и Петров, Зощенко, Вениамин Каверин. А я принес ему впервые напечатанный роман Булгакова «Мастер и Маргарита».

Три десятка лет назад мне, молодому тогда инженеру, было сложно в полной мере оценить его как конструктора, тем более что я занимался другим направлением — спортивными пистолетами.

И только сейчас, когда ИЖ-27 и через тридцать лет после начала серийного выпуска продолжает оставаться наиболее востребованной моделью завода на внутреннем и внешнем рынках, стала ясна значимость разработок Климова.

После выхода Анатолия Андреевича на пенсию мы встречались с ним гораздо чаще, чем с другими ветеранами. Своих детей у него не было, а когда умерла жена, он остался совсем один. Несмотря на это, он был неисправимым оптимистом, человеком, насыщенным огромным, концентрированным чувством юмора. Тяжелый диагноз, который поставили ему врачи, не сломил его.

После операции Анатолий Андреевич прожил около двух лет. Его открытость и доброжелательность оставались прежними.

Александр Ушерович ДОРФ, главный конструктор ИЖМЕХа в 1995–2011 гг.

 

ИЖ-27 — одно из самых популярных ружей в СССР, оно и сегодня производится под названием МР-27. ФОТО АНТОНА ЖУРАВКОВА

НЕМЦЫ ОЦЕНИЛИ

В середине 60-х годов теперь уже прошлого века в ГДР широко отмечалось 800-летие Лейпцигской ярмарки, на которой была развернута экспозиция достижений СССР с разделом охотничье-спортивного оружия из Ижевска и Тулы.

Такой же раздел был и у немецких оружейников, и нам с Анатолием Андреевичем было интересно не только посмотреть, но и пощупать их оружие своими руками. Узнав, что мы из Ижевска и что коллега Кlimoff является разработчиком ИЖ-54 и ИЖ-59, немцы организовали скромный дружеский стол.

Климов, конечно, не ожидал такого приема, сначала был даже растерян, но быстро успокоился и на прощание подписал несколько рекламных проспектов нашего завода. В гостиницу мы возвращались пешком, обмениваясь впечатлениями от встречи.

Вдруг он остановился и, покачивая головой, как-то виновато произнес: «Роб, поверь, никогда не думал, что буду раздавать автографы». «Лиха беда начало!», — улыбнулся я в ответ.

Климова невозможно было представить с ружьем на зорьке или с удочкой у реки. Над рассказами рыбаков он подтрунивал, уточняя: «Мелочь-то выбрасывают, а крупную рыбу складывают в спичечный коробок».

 

ФОТО ИЗ АРХИВА ЕВГЕНИЯ ДРАГУНОВА

Как-то летом, возвращаясь с удачной рыбалки на Каме, я заскочил к Климову домой с самым крупным из пойманных мною лещей. Анатолий Андреевич был в саду, дверь открыла жена, мы положили леща в холодильник, а сверху поставили спичечный коробок…

В понедельник утром он с поднятыми руками подошел к моему столу и, хохоча, вымолвил: «Ну, ты меня наповал, Роб! Пять ноль в твою пользу!» Так иногда мы подсчитывали набранные друг у друга очки. Проблема спичечного коробка была после этого решена раз и навсегда.

Роберт Андреевич КОРОЛЕВ, ветеран ИЖМЕХа, конструктор отдела 158

 

60–70-е годы прошлого века — самый продуктивный период работы конструкторов ИЖМЕХа. ФОТО ИЗ АРХИВА ЕВГЕНИЯ ДРАГУНОВА

ОЧКАРИК, ПРИ ГАЛСТУКЕ

Безоговорочным авторитетом среди оружейников завода и отрасли пользовался Анатолий Андреевич Климов, выдающийся конструктор, создатель ружей, имеющих колоссальный успех у охотников.

Многие идеи, воплощенные в изделиях, им разработанных, продолжают восхищать специалистов, а сами изделия — приносить ощутимую экономическую пользу предприятию.

Мне довелось работать под началом А.А. Климова 20 лет, чем я бесконечно горд и счастлив. Всего не упомнишь за давностью лет, но отдельные воспоминания о Мастере, благодаря случайно сохранившимся записям тех дней, я постараюсь воспроизвести.

 

А.А. Климов с ружьем ИЖ-12. ФОТО ИЗ АРХИВА ЕВГЕНИЯ ДРАГУНОВА

«Итак, сбылась моя мечта: работаю в конструкторском отделе. Начальником определили мне А.А. Климова. Мужик лет сорока, не худой и не полный, нормальный, опрятно одет, при галстучке, очкарик, лоб высокий и, как бы сказал Шерлок Холмс, за ним наверняка изрядно «серого вещества», в глазах ум и доброта. Корректен, вежлив, радушен. Умен, эрудирован. Много читает. Его настольные книги — «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок».

«Увлекается живописью. Довольно приличные копии картин классиков украшают стены его квартиры. Копии делает он сам».

 

ФОТО ИЗ АРХИВА ЕВГЕНИЯ ДРАГУНОВА

«Сотрудники уважают Климова за заслуги, знания, готовность всегда помочь в затруднительных ситуациях. Женщины души в нем не чают за внимательность, за советы по огородной части».

«Спрашиваю А. А., почему не вступает в партию, ведь что ни коммунист, то ему и загранкомандировки, и награждения, и карьера. Хитро прищурился и привел цитату из Ленина: «Настоящим коммунистом может стать только тот, кто обогатит себя суммой всех знаний, накопленных за многовековую историю человечества». Ненастоящим быть не хочет. Шутит? Серьезно?».

«Ай да Климов, ай да сукин сын!» — воскликнул А. А. и бросил карандаш на чертежную доску с графоанализом эжекторного механизма к ружью ИЖ-27. Сделан последний штрих в многодневной работе. Механизм замечателен, работать способен, понравился самому автору. Шел 1970 год».
Юрий Александрович КОРЕПАНОВ, ветеран ИЖМЕХа; с 1961 по 2001 г. конструктор отдела 158.

 

ФОТО ИЗ АРХИВА ЕВГЕНИЯ ДРАГУНОВА

ЧЕЛОВЕК С БОЛЬШОЙ БУКВЫ

Я попал на диплом в бюро Климова. А еще до этого ребята, которые у него уже работали (Саша Головин, Володя Ярыгин), все уши мне о нем прожужжали: такой замечательный человек! В 1974 году окончил институт и сразу был направлен в бюро Климова. Но только потом по-настоящему понял, что мне несказанно повезло с наставниками — А.А. Климовым и Л.И. Пугачевым.

Они были очень разные. Пугачев был строг, требователен и по отношению к подчиненным (а он в то время был зам. главного конструктора) держал дистанцию. Климов был более обращен к людям. Его кредо — доброта. Но доброта особая, доброта интеллигента, знающего себе цену.

Не было человека, кто бы не ценил его феноменального знания предмета, с которым он связал свою жизнь, кто не относился бы к нему с великим уважением, — от генерального директора до рабочего цеха.

Он был деликатен, но его деликатность никогда не была сродни уступчивости: в своих мнениях и намерениях он был тверд. Он был прост, но за этой простотой скрывалось большое уважение к себе.

 

ФОТО ИЗ АРХИВА ЕВГЕНИЯ ДРАГУНОВА

Пугачев и Климов были талантливы, и в них жил определенный дух соперничества, но они умели признавать превосходство друг друга и свои ошибки. Их отношения были отношениями интеллигентов старой закваски.

Свою правоту, если им случалось спорить, они доказывали, держа в руках карандаш, расчетную схему, чертеж и никогда не повышая голоса.

 

Модель ИЖ-27 выпускается более 50 лет. Фото Александра Кудряшова

Анатолий Андреевич любил нас, снисходительно относился к нашей неопытности и нашим «ошибкам молодости». Я думаю, мы отчасти заменяли ему детей, которых у Климовых не было. Он опекал нас, старался взять на себя часть нашей работы. И в то же время учил думать, принимать решения, анализировать то, что не получилось. Не получается? А почему? А ваши предложения?

Он очень деликатно относился к женщинам, старался не показывать перед ними своего превосходства, хотя оно было более чем явным.

Проконсультироваться у него не боялись даже дипломницы. Все, что он ни делал, было очень хорошо. Он был профессионал во всем.

Владимир Федорович СЕНТЯКОВ, ведущий конструктор отдела 158.

Источник: ohotniki.ru